Осужденный 13 марта 1964 года на 5 лет административной ссылки 23-летний ленинградский поэт Иосиф Бродский после пребывания в «Крестах» и пересыльной тюрьме города Вологды был этапирован в Архангельскую пересыльную тюрьму. Впереди его ждала неизвестность…

Находясь в тюремной камере, отрезанный от «большой земли», вдали от родных и друзей, он продолжал писать стихи. Ограничение свободы не смогло помешать творчеству поэта и рождало строки, наполненные смирением и одновременно пониманием временности его пребывания в «местах умиранья». 25 марта 1964 года Бродский написал стихотворение, ярко отразившее его отношение к происходящему:

«Сжимающий пайку изгнанья
В обнимку с гремучим замком,
Прибыв на места умиранья,
Опять шевелю языком.
Сияние русского ямба
Упорней – и жарче огня,
Как самая лучшая лампа,
В ночи освещает меня…».

Из Архангельской пересыльной тюрьмы административный ссыльный поэт Бродский был перенаправлен в пос. Коноша Архангельской области и расконвоирован. К сожалению, точной даты его прибытия на коношскую землю выявить не удалось. Но известно, что это произошло после 25 марта 1964 года, которым датировано его стихотворение «Сжимающий пайку изгнанья…».

В пос. Коноше поэт работал на лесозаготовках. Он так вспоминал об этом периоде: «… было ужасно, не хватало сил, я терял сознание. Начальник местной милиции, человек необыкновенный, вызвал меня и сказал: "Послушайте, уехать Вам отсюда нельзя, но оглядитесь и поищите какую-нибудь работу, которая вам подходит"».

Иосиф Александрович послушал совета и нашел в 24 км. от Коноши небольшую деревушку Норинскую, стоявшую на Вельском тракте. Поэт называл эту местность «северным захолустьем», поскольку добраться до деревни можно было только пешком или на попутном транспорте, да и в деревне из сорока домов жили только в четырнадцати. Из благ цивилизации в ней была контора совхоза «Даниловский», почта, школа и магазин.

Приехав в деревню, не позднее начала апреля, Бродский поселился в доме Таисии Ивановны Пестеревой, где она проживала вместе с сыном Александром. Ссыльному поэту отвели небольшую комнату размером три на четыре шага, в которой не было печки, и спать приходилось в спальном мешке, чтобы не замерзнуть. Хозяйка дома пускала людей на постой, поэтому в доме было всегда многолюдно и шумно.

В результате Бродский, искавший уединения даже в ссылке,  прожил в этом доме совсем недолго – две-три недели и принял решение переехать в другой дом, к однофамильцам Пестеревым. Но об этом мы расскажем в следующей статье.

Дополнительная информация

Яндекс.Метрика