Многие представители старшего поколения вспоминают об  эпохе середины 1950-х  ‒ середины 1960-х гг. как лучшем времени не только в своей жизни, но и в истории нашей страны.Этот период вошел в историю как «хрущевская оттепель», период правления Н.С. Хрущева. Мы предлагаем взглянуть на это десятилетие через эпистолярный жанр, представив для широкой публики фрагменты из писем одной семьи. Молодежь  уезжала из родного дома на стройки, на работу по распределению после получения специальности, очень часто вслед за мужем или женой... В то время письма были единственным способом сообщить близким подробный  рассказ о своей жизни. Какими новостями делились они с родными, оставшимися в Вельске? Чему радовались? Что огорчало? В чем просили им помочь? Об этом мы узнаем из писем дочери родителям в Вельский район. Отправлены они были из поселка Зарубы Черевковского (с 1959 г. ‒ Верхнетоемского) района Архангельской области в 1957 ‒ 1964 гг.

Примечание:  При публикации личной переписки, согласно требованиям законодательства РФ, будет исключена информация о конкретной персоне. Но все важные, на наш взгляд, географические и исторические факты будут указаны полной цитатой текста.

«8/VIII 57
Привет с Зарубы!
Здравствуйте, дорогие мои папа, мама <...>
Папа, мама, вот я уже и на месте, у своего мужа (смеюсь). Доехала, дорогие, очень хорошо: в Вельске помогла сесть Саня, а так бы никак. Поезд стоял очень мало, в Котлас приехала в 3 часа ночи (мы в Вельске то не стали до ночи ждать Котласского, а на Воркутинском уехали в 6 часов вечера); вещи сразу же сдали в камеру хранения, а сами пошли в вокзал речной, там до утра и дремали. На пароход садиться надо в 6 ч. вечера, а день весь свободный.  <...>  На пароход садилась я одна, но там ведь не торопясь можно. На пристань приехала утром, сошли, подошла лошадь, и вещи у нас увезли до лодки. Переехала полой (?) такой небольшой. А от лодки до деревни, где мы останавливаемся, еще около 2 км: тут я в первой деревне одно место оставила из вещей, а остальное сразу понесла. Пришла туда, а наших там полно, и трактора вот-вот ждут. Ну я и сходила за остальными вещами, поспала, и в тот же день выехали из Тимошино: ехали долго ‒ ночь и на завтра 6-го в 12 ч. дня приехали на место. Но это еще очень хорошо, повезло мне. Те, которые были в Тимошино, по две ночи ночевали, ждали трактора, а я как раз подоспела. Говорят: «Ну ты и счастлива.» <...> Миша работает. Загорел как цыган, черный ‒ черный. Можно без рубашки ходить. Работали совсем голые в трусах. И сейчас придем и всё на речке, рядом у нас ведь <...> Здесь очень много черники. Все ходят, у  них тоже ходили уже... скоро я пойду. Ну вот и всё, дорогие. До свиданья.»
 

17/IX 57 г.
Привет с У-Зарубы
Здравствуйте, дорогие родные: папа, мама <...> Разрешите передать вам наш сердечный горячий привет и пожелать здоровья на долгие годы нашей совместной жизни. <...>
Во первых строках нашего письма спешим сообщить: письмо ваше получили,  за которое благодарим, хотя очень долго не было от вас письма. Конечно, мы понимаем, что вам сейчас нет время, но для письма время нужно немного. Ведь, папа, нам очень охота все знать, как ваше здоровье и как вы убираете свой урожай, в частности, картофель. Мы, папа, свой урожай картофеля убрали за четыре дня и накопали 100 пудов с 800 метров земли. Картошка у нас сей год хорошая, и убрали мы ее в сухую и теплую погоду, ссыпали с грядок прямо в яму. В общем, свой урожай мы убрали очень хорошо.
Сейчас у вас очень тяжелое время, в колхозе надо убирать урожай, да и свой надо тоже убирать. А время идет к холоду, идут дожди. Как вы там убираете картошку?
<...> До работы Тоня ходила в лес за черникой и набирала за полдня по ведру. Мы чернику сушили, немного варили, а больше всего ели. У нас черники было много, красной ягоды здесь мало. Грибов тоже здесь мало, но мы грибов немного насолили. Сено для коз мы накосили. В общем, зиму встречаем во всеоружии, дров наготовили много.
<....>  Он у нас спросил ‒ можно ли утроиться на работу здесь. Мы ему написали, что на работу здесь, конечно, можно устроиться, но Тоня ему советует не ездить, а устраиваться на старом месте в Рябинове. Но в колхозе ему оставаться не следует, ибо в колхозе хорошего ничего нет.
<....> еще я тебе купил на брюки рабочие сукна, которое пошлем в посылке или приедете и заберите сами. Мы купили второго поросенка. Первый поросенок у нас большой, пудов 10 будет, резать мы будем его с наступлением холода.<...> А поэтому, папа, приглашаем вас по первому заморозку к нам в гости. К нам из Котласа можно будет лететь на самолете. У нас здесь сделали аэродром, верней посадочную площадку для самолета, который будет летать регулярно из Черевкова, из Котласа в Черевково и к нам. Аэродром от нас находится в пяти километрах. <...> Езды из Котласа на самолете полтора часа.  <...> На этом писать кончаю. Правда, папа, я забыл спросить насчет плащей. Мне нужны плащ размер 50, рост 2-ой, темно-синий.  <...>
Ну пока, дорогие, до свиданья, а дальше хочет пару слов написать Тоня.»

«Здравствуйте, дорогие папа, мама <...> Я немного вам пишу, потому что обычно вечером у меня работы больше <...> Вот я готовлю уроки, а он пишет.  Так что вы на меня не обижайтесь, дорогие мои. <...> В школе всё старое, но только директором теперь та девушка из Верховажья, что мы ездили в Архангельск. Посылку если будете посылать, то надо сейчас, пока пароходы ходят. Ну да, правда ведь, я забыла, сейчас и самолетом можно будет. Шерсти серой пошлите на носки и рукавицы, ну сколько вам не жаль (смеюсь). Белой от белых овец тоже пошлите, столько, сколько я писала <...> Пишите. До свидания».

 

Дополнительная информация

Яндекс.Метрика